От апогея к перигею, или реквием по специалистам-ядерщикам подводного флота

    В Санкт-Петербурге в этом году вышла книга капитана 1- го ранга,к.т.н.,доцента Н.Щербины.«50 лет на Вы с ядром U235».В ней рассказывается о тех,кто после училища служил на апл разных флотов и обслуживал ядерные реакторы.В частности в 1964 году на К-27 пришла большая группа выпустников ВММИУ им.Ф.Дзержинского Агафонов,Домбровский,Самарин,Попельнух,Корбут и др. Предлагаю читателю ознакомиться со статьем автора книги.



 

В 2007 г. факультету ядерных энергетических  установок Высшего Военно-морского инженерного училища им. Ф.Э. Дзержинского, ныне Военно-морского инженерного института, исполнилось 50 лет. Мысль  о написании книги «50 лет на Вы с ядром U235»  зрела давно. Удерживал объем фактов-фамилий, который необходимо было поднять за  полвека, да и уговорить 50-70 человек на написание воспоминаний об однокашниках по «Дзержинке» - кузнице инженеров корабельной службы для атомного подводного флота нашего Отечества, дело не простое.



И, тем не менее, книга воспоминаний  состоялась. Старшее поколение отозвалось быстрее. Оно оказалось более надежным, еще сохранившим дух коллективизма, привитый в те далекие времена, которые сейчас поливают грязью, кому только не лень.  Среднее поколение проявило себя более сдержанно. Прагматичную молодежь, воспитанную новым переходным временем, пришлось «дожимать».


В книге представлен процесс становления ядерной энергетики для оборонных целей СССР, потребовавший образования новых промышленных производств, проектных бюро, НИИ и КБ, кафедр и факультетов учебных заведений и пр. Рассказывается об образовании факультета ядерных энергетических установок в ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского и подготовке инженеров-механиков по эксплуатации ЯЭУ для ПЛА.


В 1970-1980-х гг. ракетно-ядерный подводный флот нашего Отечества достиг своего апогея, а с развалом СССР - пришел в упадок. Книга посвящена выпускникам факультета ЯЭУ «Дзержинки»/ВМИИ, которые в течение 50-ти лет пытались быть на «Вы» с ядром урана. «Золотой период» атомного кораблестроения дал колоссальный опыт эксплуатации ЯЭУ.


Выпускники училища/института могут гордиться  своей причастностью  к  научно-технической революции в области атомного кораблестроения во второй половине ХХ века.


Создание ядерной энергетики для подводного флота
Создание первой советской атомной подводной лодки было инициировано учеными и конструкторами, работавшими над реализацией Атомного проекта. Уже в начале 1940-х гг. представилась возможность оценить перспективы использования энергии, выделяющейся в процессе деления тяжелых ядер.


Общее руководство работами по Атомному проекту осуществлялось Специальным комитетом при Государственном Комитете Обороны СССР. Непосредственное руководство проектными организациями, НИИ, КБ, промышленными предприятиями, участвовавшими в проекте, возлагалось на  подчиненное Спецкомитету Первое Главное управление (ПГУ) при СНК (СМ) СССР, образованым постановлением ГКО от 20 .08.1945 г.


Одной из задач, возложенных на Спецкомитет, было руководство строительством атомно-энергетических установок. Возглавляемый Б.Л. Ванниковым Технический совет Спецкомитета был призван рассматривать проекты таких установок, привлекая для научно-исследовательских работ видных ученых А.И. Алиханова, А.Ф. Иоффе, И.К. Кикоина, И.В. Курчатова, Ю.Б. Харитона и др.


В апреле 1946 г. Президент АН СССР С.И. Вавилов  подготовил предложения в ПГУ  о развертывании широких исследований по использованию ядерной энергии в разных областях науки и техники, на основе которого был подготовлен проект постановления правительства, представленный главе Спецкомитета Л.П. Берия.


В марте 1947 г. на НТС ПГУ с участием И.В. Курчатова, Н.Н. Семенова, А.Л. Завенягина, В.А. Малышева и др. было принято решение  приступить к научно-исследовательским и подготовительным проектным работам по атомным энергосиловым установкам (АЭУ) применительно к кораблям, самолетам, электростанциям и пр. Научное руководство возлагалось на членов НТС И.В. Курчатова, А.И. Алиханова и Н.Н. Семенова.  В зарубежной печати  уже встречались сообщения о начале таких работ в США, а также об организации в  1946 г. соответствующего научно-исследовательского управления. Это подстегнуло принятие решения о начале работ по созданию отечественных корабельных АЭУ.


Разработка проектов нескольких типов реакторов возлагалась на Лабораторию измерительных приборов (ЛИП) и Институт физических проблем АН СССР, НИИХИММАШ с привлечением ОКБ "Гидропресс", ГСПИ-11, ОКБ-12, и др.


В ноябре 1949 г. по инициативе И.В. Курчатова НТС ПГУ рассматривает и поддерживает подготовленные С.М.Фейнбергом (ЛИП АН СССР) соображения о создании "атомного двигателя для кораблей  с мощностью  двигателя 10 000 кВт на валу". Эта задача считалась первоочередной.


В 1950-1951 гг. в ИФП АН СССР под руководством А.П. Александрова выполняется работа по определению возможности (в первую очередь, по массогабаритным характеристикам) размещения ядерной установки на подводной лодке. Предлагалась двухконтурная паро-производящая установка с реактором, охлаждаемым гелием, тепловой мощностью 40 МВт. По оценкам  авторов, реакторная установка весила 360 т и «вписывалась» в подводную лодку (ПЛ) с диаметром прочного корпуса 6,6 м. 


В 1952 г. на основе проработок и выполненных в ЛИП АН СССР физических и тепловых расчетов было сформировано ТЗ на проектирование энергоустановки с ВВР, работающей на гребной винт, с двумя автономными турбогенераторами. Были уточнены основные параметры ППУ: давление воды в первом контуре — 160 кгс/см2, температура ее на выходе из реактора — 330°С, во втором контуре давление пара — 31 кгс/см2, температура — 3100С.  При массе биологической защиты 370 т общая масса установки возрастала до 650 т.


Проработки проектов ЯЭУ для различных кораблей в секторе № 6 ЛИП АН СССР (1950-1951 гг.) были поручены и группе дипломников МЭИ. В одном из проектов (автор Г.И.Тошинский), принятом в июне 1951 г. Государственной экзаменационной комиссией под председательством А.П.Александрова, была представлена энергоустановка для подводной лодки с корпусным водо-водяным реактором и паровой турбиной, работающей на винт.


По результатам предварительных проработок ЛИП АН СССР в ноябре 1952 г. было представлено техзадание на энергоустановку с водо-водяным реактором.


Проработки ЯЭУ для ПЛ с реактором на промежуточных нейтронах со свинцово-висмутовым теплоносителем осущест­влялись группой сотрудников Лаборатории "В" под руководством А.И.Лейпунского совместно с конструкторами ОКБ "Гидропресс" во главе с Б.М. Шолковичем. Другая часть Лаборатории "В" во главе с Д.И. Блохинцевым прорабатывала схему канального охлаждаемого водой реактора с более эффективным, чем графит, бериллиевым замедлителем и отражателем из окиси бериллия, позволявшими уменьшить размеры реактора. Данная схема (под индексом "БМ")  впоследствии была использована наряду с водо-водяным реактором (индекс "ВМ") на этапах предэскизного и эскизного проектирования ППУ первой ПЛА.


С конца 1949 г. прорабатывались идеи сооружения опытной реакторной установки небольшой мощности, работающей совместно с паровой турбиной. Соответствующий проект постановления вносится по поручению Спецкомитета И.В. Курчатовым и Б.Л. Ванниковым на рассмотрение в правительство. 16 мая и 29 июля 1950 г. выходят Постановления СМ СССР о научно-исследовательских, проектных и экспериментальных работах по использованию атомной энергии. Руководство этими работами возлагается на ПГУ. Н.А. Доллежаль назначается руководителем разработок новых типов энергетических и силовых атомных установок, Д.И. Блохинцев — его заместителем по физическим вопросам. В июле 1954 г. вводится в действие установка AM на первой в мире АЭС в Обнинске.


Поисковые работы  по созданию ЯЭУ позволяли ставить вопрос о начале проектирования атомной подводной лодки. В 1951 г. А.П. Александров и Н.А. Доллежаль направляют предложения высшему командованию ВМФ, но не находят поддержки. Ситуация коренным образом меняется с приходом к руководству атомными делами страны В.А. Малышева (заместителя председателя СМ СССР и одновременно Министра судостроительной промышленности).


Повторное обращение И.В.Курчатова, А.П. Александрова и Н.А. Доллежаля к правительству СССР в 1952 г. В.А. Малышевым было поддержано. 9.09.1952 г. за подписью И.В. Сталина выходит Постановление СМ СССР о проектировании и строительстве объекта № 627 – первой в СССР атомной подводной лодки.

                                                                СОВЕТ   МИНИСТРОВ  СССР
                                                                      ПОСТАНОВЛЕНИЕ
                                                           от.9 сентября 1952 г. №4098-1616
Москва,  Кремль
                                                           О проектировании и строительстве
                                                                       объекта № 627
                                                   Совет Министров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Обязать Первое главное управление при Совете Министров СССР (тт.Ванникова,Завенягина,Курчатова) и Министерство судостроительной промышленности (тт.Малышева, Носенко, Чили-кина):
а)   организовать научно-исследовательские и проектные работы по созданию об'екта № 627,  исходя из необходимости окончания сооружения этого об'екта в 1955 году;…

С 1952 г. Лаборатория измерительных приборов Академии наук СССР (затем ИАЭ им. И.В. Курчатова) во главе с И.В. Курчатовым и А.П. Александровым стала научным центром по разработке  корабельной ЯЭУ. Головным разработчиком паро-производящей установки с ядерным реактором водо-водяного типа на тепловых нейтронах был назначен НИИХИММАШ (в последствии НИИ-8, затем НИКИЭТ).

Директором института и главным конструктором паро-производящей установки был Н.А. Доллежаль. Десятки лет научным руководителем  различных проектов ядерных энергетических установок с водо-водяными реакторами атомных подводных лодок  трех поколений оставался академик А.П. Александров, а его заместителем - Г.А. Гладков.

Первая транспортная атомная энергетическая установка создавалась в сжатые сроки, при ограниченных общих знаниях в атомной энергетике и практически неизвестных ученым-атомщикам корабельных особенностях.

Через пять лет, в апреле  1957 г. на Севмашпредприятии была спущена на воду первая советская атомная подводная лодка «К-3» проекта 627, впоследствии "Ленинский Комсомол". Главный конструктор проекта В.Н. Перегудов - руководитель СКБ-143 (теперь СПМБМ «Малахит»), научный руководитель - А.П. Александров. Главным конструктором главной энергетической установки (ГЭУ)  ПЛА, включающей в себя  паро-производящую, паротурбинную  установки и электроэнергетическую систему, был назначен П.Д. Дегтярев.
На 1960-е  и последующие годы приходится пик интенсивности строительства ПЛА. По праву это был «золотой период» атомного кораблестроения СССР. Военной доктриной страны была обоснована стратегическая целесообразность создания мощного ракетно-ядерного подводного флота для защиты советского государства.


Первая ядерная энергетическая установка ВМ-А (ППУ с ВВР) для ПЛА первого поколения проектов 627, 658, 659, 675 и их модификаций, оказалась востребованной для 52 ПЛА, построенных в разгар «холодной войны» в рекордно короткие сроки на судостроительных заводах Севера и Дальнего Востока. В 1963 и 1970 гг. кроме ПЛА первого  поколения в строй были введены опытные подводные лодки двух новых проектов (бюро-проектант СПМБМ «Малахит»).


Первая из них проекта 645 (прочный корпус - стальной) имела ГЭУ в составе 2-х ППУ с жидкометаллическим теплоносителем в реакторе типа ВТ-1 суммарной мощностью 150 МВт, 2-х главных турбозубчатых агрегатов (ГТЗА) и 2-х автономных турбоагрегатов (АТГ), основной род тока – постоянный. Главный конструктор проекта был  А.К. Назаров, научным руководителем ЯЭУ - академик АН УССР А.И. Лейпунский, бюро-проектант ПЛА - СПМБМ «Малахит», ППУ - ОКБ «Гидропресс».


Вторая ПЛА проекта 661 была оснащена двумя паро-производящими установками типа В-5Р с ВВР, спроектированным Н.А. Доллежалем. Мощные ППУ этой ПЛА  позволили ей стать чемпионом подводной скорости в 44,7 узла, непревзойденной до настоящего времени. ПЛА имела корпус из титанового сплава. Главный конструктор  проекта был академик АН СССР Н.Н. Исанин.

Подготовка специалистов для эксплуатации ЯЭУ ПЛА

Параллельно со строительством опытной ПЛА «К-3» была начата подготовка специалистов для экипажей атомоходов в Учебном Центре ВМФ в Обнинске и на базе наземных прототипов корабельных ЯЭУ 27ВМ и 27ВТ, специально созданных для этих целей в ОКБ-2 под руководством И.И. Африкантова и в ОКБ «Гидропресс» под руководством Б.М. Шолковича, и размещенных при первой в мире АЭС.
Для полусотни  атомных подводных лодок, созданных в  исторически короткие сроки, требовались кадры, прошедшие подготовку  по эксплуатации ядерных энергетических установок.


3.05.1957 г. приказом ГК ВМФ было предписано с 1957-58 учебного года начать подготовку инженеров-механиков по газотурбинным и специальным энергетическим установкам (ЯЭУ). Директивой ГК ВМФ в училище им. Ф.Э. Дзержинского был образован "специальный" факультет со штатом переменного состава в 200 человек.


Перед "специальным" факультетом ВВМИУ командованием ВМФ была поставлена задача по обеспечению подготовки инженеров-механиков для корабельных ЯЭУ в кратчайшие сроки.


Преподавателям паросилового факультета и расформированного в 1954 г. факультета подводного плавания пришлось засесть за немногие учебники по ядерным реакторам, парогенераторам, собирать по крупицам первый опыт по испытаниям головной и других ПЛА, проходить обучение на АЭС в Обнинске, в конструкторских бюро и исследовательских институтах.


В становлении спецфакультета важную роль сыграли начальник училища вице-адмирал И.Г. Миляшкин, первые начальники факультета капитаны 1 ранга А.Ф. Хомутов, В.Т. Лаптев и Н.И. Молодцов.


Первый набор на факультет был осуществлен в 1957 г. в составе двух классов первокурсников, часть из которых была отобрана из поступавших военнослужащих. В 1958-1959 гг.  первый набор ядерщиков был пополнен за счет перевода  одного класса из Ленинградского ВВМИУ (г. Пушкин) и второго класса электриков со второго факультета «Дзержинки».


Положительную роль в формировании дружного и рабо­тоспособного коллектива факультета сыграли опыт военных лет старшего поколения преподавателей, высокий научный уровень и энтузиазм молодежи. Опыт военных лет передавали В.Ю. Браман, М.И. Шаповалов, А.Д. Кружалов, B.C.Алешин, Н.М.Кузнецов, Б.И. Алешин, A.M. Сенов, В.Т. Лаптев, Ю.В. Разумов, Р.З. Штыкин и многие другие.


Научно-педагогический опыт высокого уровня был за плечами ученых: профессоров А.Н. Патрашева, B.C. Жуковского, А.Л. Тихоновича, доцента А.Н. Цвиленева и  многих других.


Энтузиазм молодежи, пришедшей в это время в училище из Военно-морской академии, 1-го ЦНИИ МО, с ПЛА и Обнинска: Ю.А. Калайды, А.Г Крючкова, И. Б. Гаврилова, О.Л. Нагорских, В.В. Арсентьева, В.Е. Михайлова, В.А. Еременко, Ю.К. Баленко, Р.И. Калинина и других, позволил поставленную перед факультетом задачу решать наилучшим образом.


За 50 лет  под руководством начальников училища/института вице-адмиралов И.Г.Миляшкина, А.Т. Кучера, Н.К. Егорова, В.Ф. Кудрявцева, контр-адмиралов Г.М. Мироненко, И.Н.Колесникова,   Ю. М. Халиуллина, Н. П. Мартынова (с 2000 г. – 2008 гг.) факультет ЯЭУ возглавляли капитаны 1 ранга А.Ф.Хомутов, Н.И. Молодцов, В.Ю. Браман, О.Л. Нагорских, Н.К. Руденко, В.Н. Леонтьев B.C. Голубев, С.А. Чернявский, В.П. Емельянов, А.Н. Шишлов, И.Н. Курусев, А.В. Шанидзе (с 2009 г.). 


За  истекшие полувека в училище/институте создана  мощная учебно-материальная база факультета, вышли в свет учебники и учебные пособия по всем дисциплинам, подготовлено более 4 тысяч специалистов. В начале атомной подводной эпопеи при  нехватке специалистов по эксплуатации ЯЭУ,  по перегрузке активных зон ядерных реакторов, по физике ядерных реакторов на специальных курсах при ВВМИУ проходили обучение выпускники других факультетов, училищ и институтов с выдачей  им свидетельств  по новой квалификации. Сейчас уже трудно сосчитать общее число выпускников таких курсов, но их также необходимо причислить к выпускникам факультета ЯЭУ. 


С первых дней существования спецфакультет являлся кузницей научно-педагогических кадров,  как для своих нужд, так и для других учебных заведений в системе ВМУЗ. За 50 лет только в стенах училища более 20 ученых факультета стали докторами технических наук, более 100 - кандидатами технических наук, доцентами, более 30 из них присвоено ученое звание "профессор".


И ныне в подготовку инженеров-механиков по КАЭУ большой вклад вносят ветераны училища: профессоры Л.Б.Гусев, Ю.К. Баленко,  В.А.Горбачев, Ю.В. Гурьев, В.Ю.Кузнецов, В.А. Калаев, В.И. Сычиков; доценты B.C. Дресвянкин, В.Л. Колнышенко, А.Т. Гретченко, М.А. Кунаев, И.Ю. Лейкин, Н.Г. Лосев, В.Б. Туровский, И.А. Шабалин, В.Н. Митюков, Н.Я. Щербина, преподаватели П.Н Зайцев, Э.Ф.  Жаркой и многие другие.


50-летие факультета ЯЭУ и кафедр, обеспечивающих все эти годы потребности флота в специалистах - важная веха в истории нашего Отечества, в истории развития мировой транспортной ядерной энергетики.


За полвека, связанных с учебой в училище, непосредственной эксплуатацией ЯЭУ трех поколений,  обучением курсантов, понятие о ядре U235  значительно  расширилось. В начале атомной подводной эпопеи, во время учебы в училище было много формул, но, как мне кажется, очень мало, доступной  в понятийном смысле информации.  Человек, управляющий ядерным процессом, не всегда мог понятно объяснить, откуда же берется тепло в активной зоне ядерного реактора. Ссылались на цепную реакцию,  на потоки нейтронов и пр., что, в принципе, верно. Однако физическая суть процесса образования тепла для многих выпускников училища так и оставалась тайной за семью печатями. Люди, годами безаварийно эксплуатировавшие ЯЭУ,  не всегда могли дать правильный ответ на элементарном уровне. Сегодня при наличии  интернета, огромного объема доступной информации уровень знаний  поступающей в институт молодежи должен быть значительно выше. Но должен, не значит есть. По-видимому,  общее образование в ХХI  веке пока еще не впитало в себя все достижения цивилизации, или по каким-то причинам активно противится этому. И пятьдесят лет назад вхождение в ядерную энергетику тоже не было простым делом. С нуля начинали учиться и ученики, и учителя. Одни в аудиториях, другие на кафедрах.

Кафедра

Разработка и создание корабельных АЭУ в начале 1960-х гг. способствовали мощному прогрессу в области отечественного подводного кораблестроения. Потребность Военно-Морского Флота в появлении нового класса кораблей – атомных подводных лодок – потребовало не только создания новых видов производств, но и существенным образом изменило подходы к подготовке кадров для флота. Атомная энергетика – это иной уровень автоматизации процессов управления корабельными техническими средствами и, прежде всего, реакторами, переход от использования локальных устройств управления к созданию систем централизованного автоматизированного управления и контроля. Произошло резкое увеличение насыщенности кораблей элементами энергетического оборудования, системами контроля, диагностики, автоматики, дистанционного управления. Неизмеримо выросла умственная и психологическая нагрузка на корабельных инженеров. Оказались востребованными качественно новые специальности и соответствующие им офицерские должности, непосредственно связанные с выполнением операторских функций по управлению АЭУ, системами автоматического управления, насыщенными многочисленными контрольно-измерительными приборами и пр. В таких условиях не могли не измениться требования к качеству подготовки офицерского состава как в области физики и физических процессов, так и в вопросах устройства, принципа действия и эксплуатации корабельных ЯЭУ. Изучение указанных аспектов проводилось в училище и ранее, но не на таком уровне, какого потребовала атомная энергетика.

Потребовались специалисты и научно-педагогические коллективы, способные в кратчайшие сроки освоить основы атомной энергетики, для того чтобы готовить кадры по данной тематике, создав учебники, учебно-методические пособия, учебно-лабораторную базу. Такая работа по силам лишь кафедрам, укомплектованным учеными и педагогами с широким научно-техническим кругозором, глубокими теоретическими знаниями в области ядерно-физических и теплоэнергетических процессов.
«Первый блин»…
Первый выпуск факультета ЯЭУ, состоявшийся 1 ноября 1958 г., был сформирован из курсантов СВВМИУ, переведенных в «Дзержинку» в июне 1958 г. На открытом  в декабре 1957 г. спецфаке «Дзержинки» выпускного курса не было. Большинство прибывших дипломников были курсантами последнего набора дизельного (подводного) факультета «Дзержинки», переведенного в Севастополь в 1954 г. 

Курсантов первых двух классов спецфака в 1957 г. набирал начальник ВВМИУ Иван Григорьевич Миляшкин, выпускник училища 1931 г. Его предыдущая подводная служба на дизельных подводных лодках, работа руководителем крупных судостроительных заводов в Николаеве и Ленинграде, замминистра судостроительной промышленности СССР, заместителем военно-морского министра по эксплуатации и судоремонту позволили ему  провести набор, полагаясь на богатый служебный опыт.

До сих пор в памяти его простые (без бумажки) выступления на активах и собраниях, с четким определением, чему каждому надо учиться. Во времена его управления «Дзержинкой» была создана атмосфера взаимного уважения и демократичности  задолго до перестроек и реформ.

На Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга, по левую руку от памятника погибшим в авиакатастрофе тихоокеанцам, недавно обнаружил гранитную плиту с барельефом вице-адмирала Ивана Григорьевича Миляшкина (1904-1976) и склоняю голову перед ним при каждой встрече.

И. Г. Миляшкин  руководил ВВМИОЛУ с 1953 по 1966 г. Им осуществлено восемь выпусков спецфака, то есть 856 лейтенантов, которые практически все  попали в эпицентр атомной подводной эпопеи.

О темпах строительства и уроках освоения  атомного подводного
Еще не до конца были выявлены преимущества и недостатки ПЛА первого поколения и их энергетических установок, а в конструкторских бюро ЦКБ МТ «Рубин», СПМБМ «Малахит», ЦКБ «Лазурит» кипела работа по созданию ПЛА второго поколения.

Как выяснилось, ГЭУ ПЛА первого поколения были недостаточно надежны. В  основном, это было связано с большим количеством отказов парогенераторов в составе паро-производящих установок. Тем не менее, ПЛА первого поколения  к 1962 г.  продолжали осваивать Мировой океан, совершая дальние походы в Северную Атлантику, подо льды Арктики  и в экваториальные широты.

С управляемой цепной реакцией деления ядра  урана оказались шутки плохи.  Первое предупреждение об этом прозвучало  уже в октябре 1960 г. на ПЛА «К-8».  Из-за течи парогенератора радиационному облучению подверглась значительная часть  личного состава экипажа.  Большинству офицеров БЧ-5  пришлось временно или навсегда расстаться с атомными подводными лодками.  Случаи течи парогенераторов случались и на других ПЛА, но не всегда это приводило к массовому облучению личного состава.

В июле 1961 г. всему миру стала известна трагедия с  ракетоносцем «К-19» (получившему название «Хиросима»),  на котором в результате расплавления активной зоны реактора облучился практически весь личный состав, открыв скорбный список жертв «управляемого атома». Первыми укротителями «разбушевавшегося» атома и его жертвами стали  корабельные инженеры, офицеры-подводники Ю. Повстьев и Б. Корчилов, ряд старшин и матросов экипажа.

Это происшествие стало суровым предупреждением  ученым, проектантам, строителям, эксплуатационникам, что атомная энергетика требует к себе пристального внимания, глубоких теоретических знаний, серьезных практических шагов  со стороны правительства СССР, Академии наук, отраслевых НИИ и пр.

На смену четырем проектам серийных атомных подводных лодок первого поколения, построенных с 1958 по 1968 гг. на судостроительных заводах Северод­винска и Комсомольска-на-Амуре, шло второе поколение ПЛА проектов 670, 671, 667, 705 и их модификаций с расширением географии строитель­ства на Ленинград и Горький.

В проектировании и изготовлении основного оборудования для ПЛА и их энергетических установок были задействованы только в Ленинграде сотни проектных и промышленных предприятий, среди них такие известные коллективы, как: СКБ-143, ЦКБ -18, СКБК, ЦНИИ-45, ОКБ ЛКЗ, ЦНИИ-48, заводы «Красная Заря», «Электросила», «Кировский завод» и многие другие.

Осенью 1967 г. к 50-летию советской власти три головные ПЛА второго поколения «К-43» (проект 670), «К-38» (проект 671) и «К-137» (проект 667а) были переданы промышленностью ВМФ. Главными  конструкторами подводных лодок второго поколения были: в ЦКБ «Лазурит» В.П. Воробьев, в СПМБМ «Малахит» Г.Н.Чернышев, в ЦКБ МТ «Рубин» С.Н. Ковалев.

Только по проектам Г.Н. Чернышева впоследствии было построено 48 многоцелевых ПЛА проекта 671 и его модификаций, а по проектам С.Н. Ковалева - 91 ракетоносец стратегического назначения  первого, второго и третьего поколений проектов 658, 667, 941 и их модификаций.

Блочные паро-производящие установки с ВВР типа ОК-300, ОК-350 и ОК -700 для ПЛА второго поколения были спроектированы в ОКБ-2 (ныне «ОКБМ им. И.И Африкантова») под руководством  начальника и главного конструктора ОКБ-2 И.И. Африкантова. Около 150 ПЛА с ППУ второго поколения  многие годы находились в боевой эксплуатации, подтвердив высокую надежность  ЯЭУ.

Другие головные подводные лодки второго поколения проектов 705 и 705к (научный руководитель - академик А.И. Лейпунский, главный конструктор проекта В.В. Ромин), так называемые «лодки – автоматы» или «подводные истребители», были оснащены ППУ ОК-550 или БМ-40А, компактными ядерными реакторами на промежуточных нейтронах, по мощности почти вдвое превышающие ВВР первого  поколения. В этих установках в качестве теплоносителя использовался жидкий металл. 

Появление в составе ВМФ ПЛА второго поколения  с новейшими компактными унифицированными ЯЭУ стало значительным достижением отечественной научной и инженерной мысли начала 1960-х годов. Блочные ЯЭУ второго поколения были более надежными,  маневренными и взвешенно автоматизированными. Если на первом поколении ЯЭУ степень автоматизации процессов управления позволяла оператору находиться в эргатическом резерве около 10% времени, то на втором поколении - уже около 30%.

Многие выпускники «Дзержинки» и факультета ЯЭУ Севастопольского ВВМИУ, образованного в 1960 г., занимали пульты управления ПЛА 1-го и 2-го поколения, которыми в быстром темпе оснащались соединения ВМФ.
 
Некоторые рубежные события

В январе 1966 г. в «Дзержинке» произошла смена «караула». После 13-летнего руководства училищем вице-адмирала И.Г. Миляшкина заменил контр-адмирал  Аркадий Терентьевич Кучер.

А.Т. Кучер, находясь на должности начальника ВВМИУ с января  1966 г., произвел восемь выпусков инженеров-механиков факультета ЯЭУ (1023 офицера).  В эти годы, когда потребность в инженерах-механиках по эксплуатации ЯЭУ ПЛА возрастала постоянно, так как интенсивно строились ПЛА 2-го поколения и на стапелях судостроительных заводов уже закладывались ПЛА 3-го поколения. Только Адмиралтейский завод в Ленинграде с 1967 г. по 1974 г.  сдал ВМФ 15 ПЛА проекта 671, завод Красное Сормово в Горьком - более 10 ПЛАРК проекта 670, а «Севмаш»  и завод  в Комсомольске-на-Амуре - около 30 РПКСН проекта 667а.  На флоте ждали молодое поколение инженеров-механиков на замену тем, кто нес боевую службу, отстаивая геополитические интересы страны практически во всех районах Мирового океана. Этого требовала «холодная война» до тех пор, пока Советский Союз ни достиг паритета с вероятным противником. В эти годы личный состав экипажей ПЛА испытывал колоссальное напряжение, выполняя десятки, а то и сотни боевых служб и боевых дежурств.

За последующие шесть лет новый начальник училища вице-адмирал Н.К. Егоров выпустил 685 инженеров-механиков по эксплуатации ЯЭУ ПЛА ВМФ.

В сентябре 1979 г. в командование ВВМИУ вступил контр-адмирал Виктор Федорович Кудрявцев.    В декабре 1980 г. в Северодвинске была сдана ВМФ первая ПЛА третьего поколения «К-525», ракетоносец с крылатыми ракетами проекта 949 «Гранит». Со сдачей этих ПЛА флот нашего Отечества по своему составу и мощи, которую предали ему корабли 3-го поколения,  приблизился к своему апогею.  Напряжение в мире не ослабевало, а также устремлялось к апогею. Ввод новых кораблей приближал противоборствующие стороны к паритету и возможной разрядке международной напряженности. Но все это было еще впереди.

В 1988 г. свой последний выпуск на должности начальника ВВМИУ произвёл вице-адмирал В. Ф. Кудрявцев. За время его руководства училищем факультет ЯЭУ отправил на флот 744 выпускника, так необходимых флоту в эти годы.

Тридцать первый выпуск факультета ЯЭУ в 1989 г. проводил контр-адмирал Геннадий Михайлович Мироненко - выпускник спецфака 1960 года.  Период его командования «Дзержинкой»  с 1989 по 1994 г. был весьма сложным и для страны и для училища. Объявленная перестройка, последовавший развал СССР бросили всех и вся в «свободное плавание» по принципу «спасения утопающих - дело рук самих утопающих».

Имея могучую армию и флот, Отечество рассыпалось вдруг как карточный домик, перемалывая людские судьбы, уничтожая романтические порывы. Очередной выпуск спецфаковцев «Дзержинки» в 1992 г. был произведен уже для  подводных сил России. К этому времени из состава ВМФ СССР были выведены около 70 ПЛА первого поколения и часть лодок второго, многие из которых прослужили в среднем около 25 лет.

Еще на одном из первых совещаний  под руководством академика А.П. Александрова встал вопрос, что делать со списанными ПЛА. И оказалось, что это мероприятие очень дорогое,  малоподъемное для страны и ее экономики.    А что об этом можно было сказать, когда великая страна СССР прекратила свое существование? В условиях тяжелейшего переходного периода Россия осталась с массой проблем, в том числе, и с громадным атомным флотом, большая часть которого сохраняла боеспособность, а часть ожидала своей участи – участи утилизации.  На рубеже веков этот термин стал едва ли не самым главным в техническом лексиконе ВМФ.

Набирая эти строчки, перед моими глазами вижу перечень из 196 ПЛА разных поколений, снятых с эксплуатации  на начало 2003 г., подлежащих утилизации. На сегодня значительная их часть уже утилизирована. В этом списке я насчитал 92 лодки, на палубу которых ступала моя нога за  четверть века службы на  флоте.

Еще во время службы, поднимаясь по служебной лестнице, и, ощущая «собственной шкурой» все невероятное напряжение подводной жизни, порой казалось, что оно несколько избыточно, но кто тогда мог что-либо сказать об этом. Возмущаться было не принято, ибо  исполнение долга для каждого  в те времена  было самым важным. В переходные времена чувство долга как-то очень быстро утратило свое содержание. Государство перестало исполнять долг перед подводниками и не только, еще и обобрав их сбережения, отложенные на «черный» день. Переходя на современный сленг, всех «кинули». В этой обстановке надо было, стиснув зубы, продолжать трудиться и тем, кто уже заслужил пенсию тяжким подводным трудом, и тем, кто только начинал входить в эту службу.

Очередной  многолюдный выпуск, собранный из курсантов «Дзержинки» и остатков расформированного СВВМИУ после 1994 г. провалился как в преисподню. «Ничего нет хуже, чем жить в эпоху перемен» - из уст многих звучит эта фраза, и в ее содержании - ее подлинный смысл.

Осенью 1994 г. доктор военных наук, профессор, контр-адмирал Г. М. Мироненко передал «Дзержинку» своему сменщику контр-адмиралу Игорю Николаевичу Колесникову - выпускнику спецфака 1968 г.

469 «птенцов» факультета ЯЭУ из-под «крыла Мироненко» за годы его командования училищем (наверное, самые трудные времена в стране), востребованные и невостребованные,  убыли в новую жизнь и службу…

Училище принял бывший начальник ТУ ТОФ контр-адмирал Игорь Николаевич Колесников.

За четыре года управления «Дзержинкой» И.Н.Колесников отправил на флот 269 выпускников факультета ЯЭУ. В его командование первое в мире училище инженеров флота начало подготовку к своему 200-летнему юбилею, за которым последовали реформирование Вооруженных сил страны,  реформы военного образования, слияние училищ. Таковы доминанты этих лет.

Под флагом Военно-морского инженерного института
Выпуск факультета ЯЭУ 1998 г. стал последним в составе Высшего Военно-морского инженерного училища им. Ф.Э. Дзержинского. Постановлением правительства РФ № 1009 от 29.08.1998 г. на базе ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского и ВВМИУ им. В.И. Ленина был образован Военно-морской инженерный институт. Исполняющим обязанности начальника ВМИИ с 1.11.1988 г. назначен контр-адмирал Юрий Михайлович Халиуллин, бывший начальник ВВМИУ им. В.И. Ленина.

Наши трагедии
В октябре 1986 г. в результате взрыва  ракеты в ракетной шахте в Саргассовом море затонул РПКСН «К-219». Кроме утраты подводной лодки с баллистическими ракетами, в том числе, и с ядерным оружием, ракетоносец унес с собой несколько человеческих жизней. Трагедия стала известна всему миру, так как произошла «под самым носом» у вероятного противника.

Апрель 1989 г. стал роковым для ПЛА «Комсомолец». Погибло 42 подводника, и никто за это не ответил. Наоборот лишь ускорился служебный рост тех, с кого необходимо было должным образом  спросить  за произошедшую трагедию.

Многие выпускники 43-го выпуска 2000 г. не успели еще добраться до мест назначения, как 12 августа 2000 г. последовала самая страшная трагедия  – гибель ПЛАРК «К-141» «Курск». Не стало 118 членов экипажа, прервалось 118 человеческих судеб…

В одно мгновение  мощным взрывом, перед которым не устоял металл прочного корпуса,  рассчитанный на давление в сотню атмосфер, был похоронен заживо личный состав  носовых отсеков, а для личного состава за переборкой реакторного отсека в корму,  смерти предшествовали страшные испытания на мужество, выдержку и осознанно-тягучее погружение в небытие.

Капитан-лейтенант Дмитрий Романович Колесников, с отцом которого  в начале 1970-х гг. мы осваивали  ПЛА проекта 671  2-го поколения,  оставил короткую, как сама его жизнь, записку:

«Здесь темно писать, но на ощупь попробую. Шансов, похоже, %  10-20. Будем надеяться, что хоть кто-нибудь прочитает. Здесь список л/с отсеков, которые находятся в 9-м и будут пытаться выйти. Всем привет, отчаиваться не надо. Колесников».

Вот список  уцелевших после взрывов 23-х подводников, судьбою приговоренных к гибели  в 9-м отсеке: капитан-лейтенанты Рашид Аряпов, Дмитрий Колесников и Сергей Садиленко, старший лейтенант Александр Бражкин, мичманы Андрей Борисов, Владимир Козадеров, Фанис Ишмуратов, Виктор Кузнецов и Михаил Бочков, главные старшины, старшины и матросы Вячеслав Майнагашев, Ришат Зубайдуллин, Александр Неустроев, Дмитрий Леонов, Владимир Садовой, Роман Аникиев, Алексей Коркин, Роман Кубиков, Илья Налетов, Роман Мартынов, Виктор Сидюхин, Юрий Борисов. Список составлен Дмитрием Колесниковым  для всех нас, чтобы знали, помнили и чтили мужество и героизм подводников, которые оказались в ловушке забвения всего и вся в эти перестроечные годы,  расплачиваясь за чьи-то грехи  и просчеты, самым дорогим,  что есть на свете - своей жизнью…

Трагедия «Курска» унесла с собой весь  экипаж ракетоносца. Офицерами БЧ-5 на ПЛАРК служили капитан 2 ранга Юрий Саблин - командир БЧ-5, капитан 3 ранга Дмитрий Мурачев - командир дивизиона движения (оба СВВМИУ), капитан-лейтенанты -  командиры и инженеры групп   диви-зиона движения БЧ-5 - Дмитрий Колесников, Рашид Аряпов Андрей Васильев, Денис Пшеничников, Сергей Любушкин, Сергей Садиленко, старший лейтенант Александр Бражкин,  старший лейтенант Алексей Митяев, офицеры электро-технического дивизиона БЧ-5 капитаны  3 ранга Илья Щавинский и Николай Белозеров,  старшие лейтенанты Виталий Кузнецов и Максим Рванин, офицеры дивизиона живучести капитан 3 ранга Андрей Милютин, капитан-лейтенанты Виталий Солорев и Сергей Кокурин, старший лейтенант Денис Кириченко - все выпускники ВВМИУ.

Вечная им всем память!

С чем входим в ХХI век
В апреле 2000 г. в командование ВМИИ вступил контр-адмирал Николай Павлович Мартынов, окончивший, как и Ю.М. Халиуллин,  ВВМИУ им. В.И. Ленина. За Юрием Михайловичем числится единственный выпуск факультета ЯЭУ ВМИИ в 130 человек (выпускники 1999 г.).

На протяжении последних девяти лет, когда институтом руководил Н.П. Мартынов, преобразились  ротные жилые и служебные помещения, камбуз училища, развивалась учебно-материальная база, появились именные аудитории академиков РАН И.Д. Спасского, А.А. Саркисова, других видных выпускников училища. Параллельно с созидательной работой по обустройству учебного заведения начались реформы высшего военного образования с возможным перебазированием института из Адмиралтейства и разрушением годами накопленной учебно- материальной базы во времена наивысшего расцвета ВМФ, с обещаниями сделать на новом месте все и в наилучшем виде. Но быстро лишь сказка сказывается…

Более 500 выпускников факультета ЯЭУ за эти годы ушло,  на оставшиеся в эксплуатации ПЛА. Конечно, после утилизации  около 200 ПЛА, потребность в выпускниках существенно изменилась.

Сорок девятый выпуск стал один из самых малочисленных за 50 лет существования факультета ЯЭУ. Пришелся он на начало ХХI в., когда флот страны уменьшился до критических размеров при отсутствии определенных перспектив на его рост. 

Столь малочисленное поступление инженеров-механиков на флот с учетом того, что  часть их в поисках лучшей доли со временем уволится из рядов ВМФ, грозит потерей преемственности поколений. А, может, именно такое количество специалистов и потребно для нужд флота при его нынешнем состоянии? Поживем -  увидим.

Но набор в 5 человек на факультет ЯЭУ в 2009 г. – это, конечно, нонсенс. С учетом того, что к моменту выпуска «добираются»,  как правило, чуть больше 50% от принятых, встает вопрос о том, каким  будет наш подводный флот в 2014 г. к моменту выпуска этого самого малочисленного набора за 52 года подготовки специалистов по ЯЭУ?

Курсы подготовки офицерского состава при ВВМИОЛУ им. Ф.Э. Дзержинского
Кроме 4,5 тысяч выпускников факультета ЯЭУ за 50 лет, училище в напряженные годы «холодной войны» осуществляло при факультете ЯЭУ ВВМИОЛУ переподготовку выпускников гражданских вузов и других военно-морских училищ..

Со многими из них вначале 1960-х гг. довелось встречаться в отсеках ПЛА. Зачастую их называли «студентами», хотя они на равных с кадровыми офицерами несли свою вахту. В отсеке ПЛА все равны.

На пульте ГЭУ ПЛА «К-8» с апреля 1964 г. нес вахту лейтенант В.С. Дресвянкин. На ПЛА «К-181» проходили службу лейтенанты М.С. Кантор и В.П. Анфиногенов, на ПЛАРК 11-й дивизии - лейтенант В.А. Зуйков, на ПЛАРК ТОФа - лейтенант М.С. Байбурин и многие другие, чьи фамилии спустя сорок лет не так просто установить.

Многие из «студентов» выросли до высоких воинских званий и должностей. Капитан 1 ранга, кандидат технических наук, доцент В.С. Дресвянкин после длительной службы в 1 ЦНИИ МО продолжает вести подготовку курсантов на кафедре ядерных реакторов и парогенераторов. Капитан 2 ранга М.С. Кантор, окончивший в свое время ЛИТМО,   был помощником начальника ЭМС по автоматике 3-й дивизии ПЛА СФ, а затем – заместителем начальника ЭМС отдельной бригады строящихся ПЛА в Ленинграде. Капитан 1 ранга В.П. Анфиногенов был главным инженером ПРЗ-7 в Западной Лице, а затем начальником этого плавучего завода. Капитан 1 ранга В.А. Зуйков,  выпускник ЛЭТИ, после курсов в «Дзержинке» стал специалист КИПА, а затем – ракетчиком. Ныне В.А. Зуйков является депутатом  законодательного собрания Петербурга. Такие вот превратности судьбы.

Капитан 1 ранга Марат Байбурин в 1962 г. окончил ВВМИУ им. В.И. Ленина по специальности инженера-механика по газотурбинным установкам. На курсах в «Дзержинке» прошел переподготовку по специальным энергетическим установкам. Далее его  служба прошла на ПЛАРК проекта 675 до должности командира БЧ-5 включительно. Затем была военная приемка с освоением новых должностей. Ныне он заместитель генерального директора  ФГУП ЦКБ МТ «Рубин» по экономике и финансам. За время службы в ВМФ Марат Байбурин награжден Орденами Красной Звезды (дважды), За службу Родине в Вооруженных силах СССР» 3-й степени и многими медалями.

Заключение
Не хочется ставить точку в повествовании о славных делах факультета ЯЭУ «Дзержинки»/ВМИИ за 50 лет его существования, потому что рассказанное лишь микрочастица того, что происходило с выпускниками училища/института за полвека. Главное, что удалось поднять из небытия факты, благодаря которым исправно функционировали около 500 ядерных энергетических установок. Около 250 атомных подводных лодок и надводных кораблей с ЯЭУ бороздили моря и океаны, защищая интересы нашего Отечества. Освоены трансарктические и трансокеанские маршруты. За этими, казалось бы, громкими фразами, стоит колоссальный человеческий труд и невероятное напряжение всего и вся. Во второй половине ХХ века  на флоте «перемалывались» не только колоссальные материальные ресурсы, но и людские судьбы. В той напряженной жизни не было времени оглянуться и воздать должное тем, кто находился между «жерновами истории». Этому препятствовала ещё и сверхсекретность нашего бытия, и традиции прошлого строя, в котором было принято славить лишь вождей.

Пусть эта статья напомнят многим, причастным к славным свершениям в истории нашего Отечества, что они делали большое и важное дело, что они не забыты и не преданы забвению. Книга «50 лет на Вы с ядром U235» и данная статья  со временем могут стать хорошим источником для продолжения исследований о том, как мы жили и служили, как осваивали новую технику и способствовали научно-техническому прогрессу в той области, за которой будущее.