Думки, висловлені в блозі передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію автора блога



Показаны сообщения с ярлыком ВМС США. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком ВМС США. Показать все сообщения

суббота, мая 24, 2014

О ПОДВОДНОМ ФЛОТЕ США.

США планируют увеличить число многоцелевых атомных субмарин; Россия отстает в этой гонке, считает эксперт

Военно-морской флот США анонсировал закупку десяти многоцелевых атомных подлодок (АПЛ) типа SSN 774 «Вирджиния». Субмарины обойдутся военным в $17,65 млрд — это самая крупная сделка в истории американского подводного флота, пишет Defense News.
Подлодки будут строиться на двух верфях: General Dynamics Electric Boat (GDEB) и Newport News Shipbuilding (NNS). Это крупнейшие судостроительные предприятия страны, производящие и ремонтирующие все типы АПЛ. Контракт должен быть выполнен в пятилетний срок; для этого каждая верфь возьмет на себя обязательства выпускать по одной подлодке в год.

Подробнее http://rusplt.ru/world/podlodki-9607.html

пятница, июля 30, 2010


ВМС США: без секса и дедовщины(продолжение)
ПОЧТИ каждый десятый матрос и офицер на борту «Джона Стенниса» — женщина. От 18 до 40 лет, с любым цветом кожи и разрезом глаз. Им доверяют боевые самолеты и штурвал корабля стоимостью 3,5 млрд. долл. Но они лишены другого — права свободно распоряжаться собственным телом.
Не ходи ко мне, морячка!
«НА БЕРЕГУ вы можете делать что угодно, но на борту секса нет!» — гласят правила внутреннего распорядка. Даже если на корабле служат муж и жена, они не имеют права жить в одной каюте и даже числиться в одной боевой части. Кубрики и душевые, естественно, строго разделены по половому признаку.
Коридоры жилых палуб напоминают наши студенческие общаги: туда-сюда ходят хорошенькие морячки в коротеньких махровых халатах на голое тело и накачанные моряки, обернутые полотенцами. Шлепнуть кого-нибудь по заднице — дело обычное. Ну как тут удержаться? Однако задушевные расспросы в курилке ни к чему не привели: парни героически все отрицали, девчонки хихикали, но тоже не кололись.

ВМС США. Как служиться у них...


ДИНАМИК прохрипел что-то неразборчивое, наш двухмоторный транспортник Си-2 ухнул вниз, и тут же — рывок. Это самолет зацепил посадочный трос и почти мгновенно погасил скорость. Люк грузового отсека медленно открылся, и в уши ударил грохот, в котором потонуло традиционное «Велком эборд» («Добро пожаловать на корабль»). Так «Аргументы и факты» стали первой российской газетой, приславшей своего корреспондента в Персидский залив на американский атомный авианосец «Джон Стеннис».
 ПРИ ПЕРВОМ взгляде диву даешься: как только вода держит эту махину? Полетная палуба — 333 на 78 метров (три футбольных поля в ряд), высота от киля до верхушки мачты — 74 метра (24-этажный дом)! Потом к американской гигантомании привыкаешь и глаз фиксируется на другом.
Грязь службе не помеха
 НА АВИАНОСЦЕ не то чтобы грязно, но нет той навязчивой чистоты, столь любимой нашим флотским начальством. Пробежишься пару раз по трапу — ладони уже черны от поручней. Никто круглые сутки не драит палубу и не ползает с зубной щеткой по гальюнам. Вместо этого на стене — табличка: «Просьба не мочиться мимо унитаза и не бросать бумагу на пол».

Из пятитысячного населения «Стенниса» более 400 — женщины, в том числе техники, пилоты и рулевые. При этом «мужской» и «женской» работы на авианосце нет. Вот девушка в синей морской униформе неуклюже рубит топором деревянные поддоны от какого-то контейнера. А рядом здоровенный негр лениво возит по палубе новомодной пластиковой шваброй. И ни одному из них не приходит в голову поменяться. Пожалуй, равноправие полов в американских вооруженных силах доходит порой до идиотизма.
Камбуз и кубрик
 КОМАНДА «Стенниса» съедает в сутки полторы тонны мяса, а одной только содовой воды выпивает по 3600 бутылочек. На завтрак здесь подают фрукты: дыня (невкусная, среднеазиатские лучше), яблоки, киви, апельсины. Еще — пирожные, тосты, джемы, кукурузные хлопья и молоко, включая обезжиренное. Из напитков: горячий шоколад, 2–3 вида кофе, чай, в том числе зеленый, виноградный, апельсиновый и грейпфрутовый соки, кока-кола простая и диетическая. В общем, ассортимент шведского стола в четырехзвездочной гостинице. На обед и ужин добавляется несколько мясных блюд на выбор, гарниры из бобов, кукурузы, картофельных чипсов, шпината или фасоли. Кроме того, в корабельной лавке можно купить пиво. Почему-то никто не хлебает его литрами и не шляется пьяным по палубе. Наверное, это и называется «воинской дисциплиной».

Корабельный устав наряду с порноизданиями и наркотиками строжайшим образом запрещает доставлять на борт… собственную мебель. И это правильно! При всей любви американцев к комфорту живут на авианосце в тесноте. Стандартная офицерская каюта вмещает две койки (верхняя и нижняя), умывальник, два шкафа, столько же железных кресел и письменных столиков. Телевизор на мощном кронштейне подвешен под потолком. Выше проходят толстые белые трубы — в них охлаждается вода из второго контура ядерных реакторов. У матросов условия скромнее — двухъярусных коек 8–10 штук, а кресел и столов нет вовсе. Телевизор (новости СNN, пара спортивных каналов и  передачи корабельной телестудии) матросы могут посмотреть в «зоне отдыха» — аналог нашей ленинской комнаты.
 «Джон Стеннис» объявлен некурящей зоной. Исключение сделано лишь для двух мест на ангарной палубе. «Если не хотите оказаться в прокуренном помещении, не переступайте эту черту», — гласит трафаретка над входом. Но курилки на корабле никогда не пустуют. Там дымят, как школьники в туалете — быстро и (в особенности офицеры) воровато. По ночам курилки освещены лишь красными аварийными фонарями — дискотека в сельском клубе, да и только! Некурящие могут сходить в одну из «качалок», разбросанных по всему авианосцу. Например, покрутить педали велотренажера, примостившегося рядом с пусковой установкой ракет «Си Спэрроу» на корме.

Есть там и библиотека. Наибольшим спросом пользуются детские книжки про Гарри Поттера. Но большинству не до отдыха. Корабль находится в зоне боевых действий, и самолеты со «Стенниса» регулярно бомбят Афганистан. «ДЖОН Стеннис» работает в основном ночью. Поэтому тут все перевернуто вверх ногами. Рабочий день начинается в 7 вечера: личный состав просыпается, умывается, завтракает и идет на службу.
Красные, желтые, зеленые ОСНОВНАЯ рабочая поверхность авианосца покрыта какой-то весьма корявой асфальтовой смесью. Зато ноги по ней абсолютно не скользят. Многочисленный народ на полетной палубе четко различается по цветам. Зеленые — это персонал четырех паровых катапульт, разгоняющих самолеты до скорости отрыва от палубы. Желтые — «гаишники» — определяют места парковки самолетов. Их начальник — «хендлер» — на палубу сам не выходит, а двигает модельки самолетов по трехметровому макету авианосца. Красные подносят бомбы и ракеты. Белые — спасатели, медики и пожарные. Коричневые — авиамеханики. В пурпурных жилетах и водолазках щеголяют заправщики топливом («маслопупы» по-нашему). Вот на старт выезжает истребитель-штурмовик A/F-18. Самая опасная работа — у парня, что присел у передней стойки шасси. Именно он дает команду на взлет. Ему нужны не только умелые руки, но и быстрые ноги, чтобы вовремя отскочить в сторону, когда самолет сорвется с катапульты и со страшной скоростью уйдет на взлет. Для этого у него есть примерно 2 секунды. При этом убегать от разных типов самолетов тоже надо по разным маршрутам. Иначе попадешь или под стойку шасси, или под реактивную струю, или засосет в воздухозаборник двигателя. И так — по 14 часов в день без выходных за небольшие, по американским понятиям, деньги — 1200 долларов в месяц. Вся палубная команда имеет совершенно раздолбайский вид: задрипанные водолазки с растянутым горлом, жилетки все в масле. У нас на флоте такой матросик не ушел бы дальше первого мичмана. Да и выправки у них — ну никакой! Строевой подготовкой в жизни не занимались, только и могут что при заходе в родной порт Сан-Диего более-менее ровно выстроиться вдоль борта. Зато на моих глазах эти ребята за 10 минут посадили 9 самолетов, причем пока последний еще катился по палубе, в первый уже заливали новое топливо. ПОЛЕТЫ — смысл жизни авианосца. Вся пятитысячная команда работает на тех немногих, кто сейчас в воздухе. Отношения между «летунами» и флотскими вполне товарищеские, но поддеть друг друга они всегда рады. На вопрос, почему пилотам не дают есть перед вылетом, один морской офицер ответил: «А чего даром продукты переводить, вдруг они в море упадут. Вот вернутся, тогда и накормим». На самом деле это потому, что реакция у голодного человека чуть быстрее, чем у сытого. К тому же четырехкратная перегрузка при старте реактивного истребителя — не лучшие условия для усвоения пищи. Если посадка при помощи аэрофинишера еще сравнима с ездой на «американских горках», то взлет с паровой катапульты напоминает удар по спине кувалдой размером со спинку самолетного кресла. Это впечатления от старенького двухмоторного транспортника, который привез и увез меня со «Стенниса». На реактивных истребителях ускорение еще сильнее.

После посадки адреналин, бушующий в крови пилотов, делает движения резкими, как в брейк-дансе. Просто страшно смотреть, как они выхватывают из кобуры на левом плече свои «беретты» (в ВМС США даже на учебные задания летают с оружием) и сдают пистолеты дежурному по эскадрилье. Наконец-то вернулись летчики из эскадрильи «Блэк Найтс» («Черные рыцари»), бомбившие Афганистан. Обращаюсь к одному из них:

— Какие типы целей вы атаковали? Это были талибы?

Парень почему-то сразу занервничал:

— Э-э-э, это не тот вопрос, на который я бы хотел отвечать.

— Видите ли, — объяснял потом офицер по связям с прессой (есть на авианосце и такой), — этот пилот промахнулся и не попал в цель.

Не стоит, наверное, осуждать парня. Выполнять боевую задачу над Афганистаном — дело трудное. Около 3 тыс. км туда и обратно. В зависимости от удаленности цели самолет вернется на родной авианосец лишь через 5 — 8 часов. По максимуму — это 6 дозаправок топливом в воздухе! Если сорвется хотя бы одна, истребитель попросту упадет в море. И все это — чтобы смешать с грязью сотню талибов и десяток верблюдов! Так что борьба с терроризмом по-американски — это еще и крайне дорогое мероприятие.